Как битва фермеров за урожай поднимает цены на отечественные продукты

Экономика


Тринадцать ковшей лука собрала за смену бригада рабочих на Кубани. Рабочим удобно — сразу знают, какой будет «награда», то есть зарплата. А вот хозяин этого поля — фермер Михаил Радченко — на вопрос: «а сколько стоит этот богатый урожай в магазине?» ответить точно не может. Его репчатый продукт попадает на стол к потребителю через третьи-четвертые руки многочисленных перекупщиков.

«В магазине, в сетях, он стоит 25-27 рублей, в зависимости от качества, у нас его готовы брать за 13-14 рублей. Соответственно, я вкладывал огромные средства в производство, ждал весь год, чтобы получить урожай, а перекупщик буквально за месячишко поднимает столько же, сколько я вкладываю», — говорит Михаил Радченко.

На соседних полях того же Брюховецкого района Краснодарского края собирают столь же весомый урожай яблок. Рецепт от агронома Ольга Педаевой: минимум химикатов, точечная обработка деревьев и щедрое кубанское солнце.

«Себестоимость выращивания вот такого яблока — 20 рублей за килограмм», — говорит агроном Ольга Педаева.

Владелец хозяйства, фермер Евгений Прокопенко, говорит: «последнюю часть урожая отдаем по 25 рублей за кило». Потом плоды еще едут до магазинов и рынков, куда потом приходят покупатели и удивляются: за последнее время яблоки активно наливаются не только соками, но и стоимостью. Производитель объясняет: чтобы ценники не приходилось переписывать каждую неделю нужна «хорошая погода» и в экономике, и в экополитике.

«Все эти «грозы», скачки курсов нервируют производителя. Возникает вопрос: а за какие деньги я буду потом покупать удобрения, как выплачивать зарплату? Так что мы все страхуемся: если есть возможность дороже на рубль продать, то продаем», — говорит фермер Евгений Прокопенко.

Слова главы Минсельхоза о рекордном урожае лучше всего находят зримое подтверждение в его недавней губернаторской вотчине, в Краснодарском крае.

Глядя на эту картину, действительно понимаешь: урожай и вправду большой, а значит пресловутые «закрома Родины» не будут пустовать и голод россиянам не грозит. Но по-прежнему в тумане ответ на не менее важный вопрос: а не грозит ли истощение нашим кошелькам? Ведь свой — денежный — урожай исправно собирают и продавцы. Цены растут куда быстрее овощей, фруктов ив сего остального.

Это невероятно, но список Forbes возглавила гречка. За год волшебная крупа, которую у нас принято массово скупать по любому поводу наряду со спичками и солью, выросла в цене на 92%. Соседи по сомнительному «пьедесталу почёта» — морковь и сахар-песок росли почти в два раза медленнее. Все дальнейшие фигуранты списка — от мороженной рыбы до карамели — отстающие, но всё равно растущие.

«Пять-семь лет, если мы будем идти теми же темпами, при беспрецедентной государственной поддержке, мы сможем прокормить нашу страну полностью, кроме, может быть, цитрусовых продуктов», — сказал министр сельского хозяйства Александр Ткачев.

И фермеры согласны: бананы выращивать точно не сможем, а все остальное вполне по силам. Правда, есть одно «н»». Наши крестьянские хозяйства плохо заточены под хранение, того же рекордного урожая. Мало у кого есть вот такие дорогостоящие холодильники, который построил у себя фермер Евгений Прокопенко. А значит то, что не успеют фермеры продать прямо сейчас, скоро просто сгниет. И править огородный бал по-прежнему будут перекупщики, получая огромную прибыль. Ведь нет у нас и чёткой логистической цепочки «поле-прилавок». В советские годы эту функцию выполняла потребкооперация — у деревни овощи-фрукты брала, городу — отдавала.

«Необходимо строить эту логистику. Ведь еще надо обратить внимание и на маленькие сроки хранения. И здесь государство должно серьезно вложиться, реально серьезно, потому что сегодня частный бизнес не очень охотно к этому идёт. Нужно построить оптово-распределительные центры, чтобы донести продукцию до потребителя», — заявила депутат Государственной Думы Надежда Школкина.

Но и это строительство тоже процесс не быстрый, хотя государство готово вложиться в собственную «продовольственную безопасность». Ее бюджет не сравним с военно-техническим, но важность отраслей сопоставимая.

«Если мы сможем обеспечить хранение плодоовощной продукции в размере 1,5 млн тонн, я думаю, ситуация стабилизируется. Но это не один год, потому что у нас на самом деле эти отрасли были в запущенном состоянии. Они практически не финансировались. Поэтому конечно здесь ситуация достаточно сложная», — говорит директор Института аграрного маркетинга Елена Тюрина.

Ну а как в этой сложной продовольственной ситуации не терять надежды и бодрости духа всем демонстрирует Сергей Подобедов. Восемь лет назад купил заброшенное предприятие, сейчас ингредиенты для своих шоколадок ведущие кондитерские фабрики страны покупают у него, а не у американских конкурентов. Три года как льет «подсолнечное масло холодного прессования», то есть наш ответ раскрученному оливковому маслу. Не пускают в крупные сети, которым как раз и нужны крутые бренды и большие объемы, но он все равно надеется пробиться.

«Нас отсовывают, и это обидно, особенно если знаешь, что пришел с товаром высокого качества, гораздо лучше оливкового масла. Но нельзя так: обиделся на весь свет и убежал. Мы придем и во второй, и в третий раз», — говорит предприниматель.


РЕН ТВ

Оцените статью
Добавить комментарий