Кто не дает развиваться животноводству?

Экономика

Президент РК Касым-Жомарт Токаев недавно поручил ужесточить наказание за скотокрадство. И это не случайно, ведь сегодня оно — ключевая проблема, сдерживающая развитие животноводства в стране. Новые фермеры не идут в эту отрасль, потому что нет никаких гарантий, что однажды они в момент не лишатся всего своего имущества.

Сейчас самый опасный период для животновода. Зимой воры не особо активны, потому что всегда остаются следы, по которым их можно выследить и догнать. А в конце осени, когда снег еще не выпал, а скот уже упитанный, барымтачи активизируются. Потому что можно отогнать скот на 50 – 60 км, и найти его будет невозможно. Где-то пройдет перекрестный перегон скота, следы смешаются, и непонятно будет, куда двигался вор.

Во многих поселках в этот период особенно внимательно присматриваются к приезжим – зачем пожаловали, и не высматривают ли они возможность чем-то поживиться.

Владелец фермы в Карагандинской области Сергей Сергин говорит, что воровство скота на селе стало настолько обыденным явлением, что воспринимается уже как неотъемлемая часть повседневности. Особенно это касается лошадей, которые находятся на вольном выпасе в степи. Фермер видит лишь один способ бороться с барымачами – усилением ответственности. Причем, не только самим ворам, но и тем, кто им помогает, продавая краденное. В соседних странах есть подобные примеры.

— У нас на ферме работал узбек, — рассказал Сергей Сергин. – Оказалось, был в его биографии и эпизод с отбыванием наказания в колонии у себя на родине, в Узбекистане. Мы узнали, что да как. Оказалось, сидел за то, что торговал ворованным мясом. У них там строго с этим – сажают всех, по цепочке. И нам без ужесточения наказания с проблемой не справиться. Всем должно быть понятно: украдешь – сядешь, причем, надолго. Только тогда люди начнут задумываться.

Фермеры сейчас часто на пропажу одной – двух овец даже заявление в полицию не подают. Знают, что это бесполезно – ее не найти. Кто-то мимо на машине ехал, в багажник загрузил – и все.

Эту проблему Национальная палата предпринимателей посчитала необходимо обсудить с правоохранительными органами. В конце октября Ербол Есенеев, советник председателя правления НПП «Атамекен», встречался с главой криминальной полиции МВД РК, чтобы наметить какие-то пути к улучшению ситуации. В том числе, используя опыт соседней Монголии, где представители Палаты недавно побывали с визитом на животноводческие хозяйства.

— Полиция и сама видит всю серьезность ситуации, — рассказал Ербол Есенеев корреспонденту «КазахЗерно.kz». – Сейчас наблюдается всплеск краж скота, объясняемый, в том числе, и отсутствием работы на селе. Так что для многих кражи скота становятся основным способом получения хоть каких-то средств к существованию. Есть целые поселки, которые только на этом и живут. Ситуация очень страшная! Я провел анализ, который показал, что за три последних года в Казахстане было украдено почти 60 тыс. голов скота. Это примерно столько же, сколько мы импортировали за два года в рамках программы развития скотоводства! А найти и вернуть удается меньше половины.

При этом, корень проблемы совсем не в слабой работе полиции, которую часто обвиняют во всех грехах. На самом деле, Минсельхозом РК до сих пор не решены такие базовые вопросы, как например, идентификация скота. И в результате, часто возникают тупиковые ситуации – владелец не может доказать, что найденный полицией скот действительно принадлежит ему. Кроме того, у полицейского на селе элементарно нет транспорта для перевозки найденного скота, нет помещений, где его можно оставлять на время расследования.

Отдельный вопрос – обеспечение сельских регионов мобильной связью. Не секрет, что на отгонах ее нет, поэтому оперативно сообщить в полицию о пропаже скота зачастую невозможно – нужно сначала добраться до цивилизации. А ставить станцию на отгоне очень дорого, 350 – 550 тыс. тенге. Возможно, нужно предусмотреть механизм возмещения государством фермерам этих расходов.

Так и не была создана много раз анонсированная Минсельхозом система прослеживаемости мяса «от фермы до стола». В результате, нет надежного способа лишить барымтачей возможности сбывать краденое. Еще одна сторона этой проблемы – ветеринарная безопасность.  

— Может быть, сами того не зная, мы в магазине покупаем краденый скот – прослеживаемости нет, — отметил Ербол Есенеев. — А в той же Франции штрих-код на куске мяса дает покупателю полную информацию о процессе производства – от того, на какой ферме родился теленок, какие препараты получал от ветеринара, где его забили, и так далее. Мы тоже к этому должны прийти. Благодаря этому Франция на сегодня – та страна, которая не имеет прецедентов поставки больного скота.

Возможно, правительству Казахстана следует задуматься о том, чтобы пригласить иностранного специалиста, чтобы он выстроил нам эту систему, раз чиновники Минсельхоза уже много лет подряд не могут или не хотят проблему решить. Помимо ветеринарной безопасности, это поможет и в борьбе со скотокрадством.

Полиция с интересом восприняла те предложения, которые прозвучали со стороны НПП «Атамекен». Теперь предстоит работа по их проработке со всеми заинтересованными сторонами и обсуждению.  Суть понятна – ужесточение ответственности.

Например, в соседней Монголии наказание за скотокрадство намного жестче, чем в Казахстане. Там уголовное преследование начинается за кражу восьми голов, у нас – нужно украсть почти 30 лошадей, чтобы загреметь в тюрьму. А все, что меньше – это штраф. Да еще и доказать непросто, что вор есть вор.

— Рассказал полицейским о том опыте борьбы со скотокрадством, с которым познакомился в Монголии сам, — отметил Ербол Есенеев. – Предложил им тоже туда съездить за опытом. В стране 80 млн голов скота, и практически нет краж – как они этого добились? Что интересно, в Монголии за основу взят Уголовный Кодекс Советского Союза, поэтому и на нашу почву этот опыт будет просто перенести. В свою очередь, полицейские пригласили съездить с ними на рейд, чтобы мы сами увидели, с какими проблемами сталкиваются правоохранительные органы, расследуя эти дела.

Кстати, немного истории: при Чингисхане за кражу ската вору полагалась смерть. Плюс, возмещение хозяину в восьмикратном размере. Это был Закон Степи.

Хотя, специалисты признают – одних лишь карательных мер недостаточно. Задача состоит и в том, чтобы провести правильную профилактическую работу. В том числе, пресечь возможности продажи краденого скота и мяса. Это уже вопросы не только к МВД, но и к Минсельхозу, к Комитету ветконтроля, а также к акиматам на местах.

Работа предстоит серьезная, но без нее нельзя —  можно продолжать заливать в отрасль миллиарды тенге, но она так и не встанет на ноги, пока не избавиться от этого бича – скотокрадства. Напомним, что еще год назад МСХ РК объявил о планах за пять лет создать 80 тыс. новых ферм, главным образом животноводческих. Но люди не идут сейчас и не пойдут в этот бизнес, пока не получат серьезных гарантий сохранности своего имущества.

Автор: Сергей Буянов

Источник: kazakh-zerno.net

Автор публикации

не в сети 6 лет

ИА РусРегионИнфо

Комментарии: 1Публикации: 55161Регистрация: 28-09-2014
Оцените автора
Истории ★ Новости ★ Факты ★ Очерки
Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Генерация пароля