Как-то в декабре…

Заканчивался високосный 1836 год. Уходящий год был трудным. Рухнули надежды, связанные с журналом «Современник», который должен был поправить его финансовые дела.

Умерла матушка. У них всегда были сложные отношения. Последний год она тяжело болела, старалась «наверстать» упущенное, окружить сына вниманием.

И эти письма! Произошло то, что было для Пушкина нестерпимее всего. Брошена была тень на его честь и доброе имя его жены.

Удар был нанесен из-за угла. С этого дня, который был для него поистине ужасным, жизнь Пушкина переломилась. С получения безымянного письма он не имел ни минуты спокойствия.

«Вечер. Гостиная в квартире Александра Сергеевича Пушкина в Петербурге. Горят
две свечи на стареньком фортепьяно и свечи в углу возле стоячих часов.

Через открытую дверь виден камин и часть книжных полок в кабинете. Угли тлеют в камине кабинета и в камине гостиной». (М. Булгаков «Последние дни»)

На столе в кабинете письмо.

«Вот наступает Новый год, — пишет Пушкин своему отцу, дай Бог, чтобы он был для нас счастливее предыдущего»…

О нет, мне жизнь не надоела,
Я жить люблю, я жить хочу,
Душа не вовсе охладела,
Утратя молодость свою.
Еще хранятся наслажденья
Для любопытства моего,
Для милых снов воображенья,
Для чувств . . . . . всего.
А.С. Пушкин 1836

0

Автор публикации

не в сети 4 часа

cbs_nek@mail.kuban.ru

0
Комментарии: 0Публикации: 3102Регистрация: 05-07-2016
Оцените статью
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля