Ще не вмерла, но без операции не обойтись

Любые войны, в том числе и гражданские, рано или поздно заканчиваются. Они могут перейти в стадию холодных, но и те заканчиваются. Создание ООН после Второй мировой преследует главную цель – предотвращение войн и различного рода угроз мировому сообществу, другими словами, обеспечение международного мира и коллективной безопасности.

Составной частью этой задачи является миротворческая деятельность Организации Объединенных Наций, подразумевающая меры по разрешению конфликтов на различных стадиях. Главные инструменты ООН – операции по поддержанию мира и по принуждению к нему с проведением военных действий с согласия противоборствующих сторон, как было в Боснии и Герцеговине (БиГ), или без такового, но по решению СБ ООН.

“Если в каком-то регионе мира не нуждаются в США, это вызывает у Вашингтона беспокойство”

Нужна или не нужна Украине миротворческая операция? Вопрос не так прост, как кажется на первый взгляд. Ключевая сложность в том, что многие заинтересованы в сохранении нынешнего положения – их больше, чем поборников мирного решения конфликта. И что самое удивительное – в число сторонников войны входит в первую очередь Киев, вернее, политическая верхушка Украины.

Нынешняя власть, пришедшая в результате переворота, незаконна и преступна. Прикрываясь так называемой антитеррористической операцией (АТО), она ведет полномасштабную войну с собственным народом, используя авиацию, ракетные части, системы залпового огня, крупнокалиберную артиллерию, нанося удары по жилым домам, объектам обеспечения жизнедеятельности населения, провоцируя гуманитарную катастрофу. Миллионы своих людей этим политикам не нужны, им необходима только территория Донбасса и Луганщины.

Чтобы развалить такую страну, как Украина, с такими природными ресурсами, благодатным климатом, трудолюбивым и образованным населением, руководители должны получить специальную подготовку по разрушению государства, быть врагами своей нации, но в конечном счете они ответят за свои преступления. Народ долго обманывать нельзя – побить может. Окончание войны будет означать для нынешнего киевского руководства новый Нюрнберг – за преступления, за предательство интересов народа и его геноцид, за разграбление национального богатства. Поэтому не нужна и операция под любым названием и флагом, которая ведет к миру. А нужна лишь такая, которая поможет ликвидировать ДНР и ЛНР.

Войны обычно заканчиваются, когда достигнуты их цели. Для США, НАТО и Евросоюза это в данном случае создание враждебного кордона на западных границах России. Мирная, дружественная нашей стране Украина для этих целей не подходит. Прибалтийские государства в данном вопросе свое отрабатывают и даже бегут впереди паровоза под названием США, проявляя до неприличия верноподданнические чувства, чем смущают союзников по НАТО. Даже Эстония, на территории которой негде разорваться артиллерийскому снаряду среднего калибра, и та ошалела от накачки оружием и прониклась духом милитаризма. Поэтому ведение властью Украины войны под названием АТО Европа молча проглотила, так как ее это устраивало, пусть и в нарушении всех юридических норм. Она гордится своей демократией, ценностями, свободой и правами человека, потому со временем ей стало неудобно позволять незаконной антинародной власти истреблять собственное население с использованием всех видов современного оружия. И теперь Европе необходимо что-то предпринимать, чтобы сохранить слишком испачканное лицо, ведь она выступает гарантом.

Трудный боснийский опыт

Хочется верить словам известного политика Уинстона Черчилля: «Американцы в конце концов всегда найдут правильное решение, перепробовав все остальные». Почему американцы? Потому что Киев без их распоряжений ничего не делает – незалежное руководство ручное, в его воле лишь то, что разрешит дрессировщик. К сожалению, американские поиски правильного решения дорого обходятся людям на Украине и всему миру в целом.

Но стране нужна миротворческая операция, хочет того или нет киевское руководство. Прецеденты были, вспомним Югославию, Сербию, БиГ, где пролились такие реки крови, что уже стало неприлично самим организаторам этого варварского способа достижения своих целей.

Остановлюсь на опыте подготовки и проведения миротворческой операции в БиГ, тем более что мне пришлось активно участвовать в ней. Для реализации своих геополитических интересов США нужно было утвердиться на Балканах – стратегически важной территории юго-восточной Европы. Пока существовала мощная многонациональная Югославия, шансов у США было мало. Но они не отступали от планов по наращиванию геополитического превосходства. Со временем была подготовлена и проведена обычная для США операция по развалу Югославии в отличие от СССР – по кровавому варианту. Страшная случилась война, в результате которой Соединенные Штаты добились своих целей: образовался ряд слабых, зависимых от США и Западной Европы государств.

Особенно остро, болезненно, кроваво это происходило в БиГ. Более трех лет – с 1992 по 1995-й – шла гражданская война в самом худшем ее варианте, пока на военной базе в Дейтоне (штат Огайо) 21 ноября 1995 года не были выработаны соглашения по урегулированию конфликта. Если коротко, дейтонский документ есть соглашение о прекращении огня, разделении враждующих сторон и обособлении территорий. Им предусматривалось, что государство БиГ должно состоять из двух частей – Федерации Боснии и Герцеговины и Республики Сербской.

Для контроля над выполнением данного соглашения на территорию БиГ вводился контингент войск НАТО (SFOR), более половины которых американцы. Планировалось поставить их как буфер между сербами и мусульманами в БиГ. Но сербы показали характер: «Пока не будет русских войск, никакого выполнения мирного договора не ждите».

Международная дипломатия оказалась в тупике, особенно американская и натовская. Конечно, нас никто не хотел пускать на Балканы ни в какой роли, тем более военной. А для России, безусловно, было очень важно принять участие в операции по многим причинам.

Во-первых, просили сербы, наши исторические братья. Во-вторых, требовалось обозначить свой государственный интерес на Балканах и возыметь там хоть некоторое влияние.

В урегулировании конфликта четко просматривались две составляющие: политическая и военная. Первая – задача дипломатов, вторая – Министерства обороны и Генерального штаба.

Политическая составляющая была оговорена Дейтонским соглашением, а военную часть нужно было решать Генштабу и конкретно нашей оперативной группе (ОГ). И три недели ежедневных интенсивных переговоров дали результат.

Правовой основой миротворческой операции (МО) под эгидой ООН является резолюция СБ, санкционирующая проведение и определяющая мандат МО. Политическая составляющая по принуждению к миру самая сложная часть Резолюции СБ ООН, так как она определяет будущее государства или государств, что, как правило, достигается в результате сложнейших международных переговоров и соглашений конфликтующих сторон. А это важнейшие вопросы, из-за неразрешенности которых и идет война.

Минск Дейтоном не стал

Процесс примирения обычно оказывается длительным. Это подтверждается и примером Украины. Переговоры в Минске начались 5 сентября 2014 года. 11–12 февраля 2015-го они продолжились как «Минск-2». За три года в политическом плане договаривающиеся стороны практически ни к чему не пришли за исключением периодически принимаемых соглашений по прекращению огня, которые реально никогда на сто процентов не выполнялись. Такое ощущение, что украинские власти саботируют принятие политического решения и уклоняются от него под различными предлогами. А без этого выход остается один – операция по принуждению к миру без согласия сторон.

Военная часть операции не является главной и легче решается. В БиГ она заняла четыре месяца, невзирая на большой объем задач. Политическая же часть операции и вывод войск закончились 14 июня 2003 года, то есть через восемь лет.

Трудность военной части в подборе и согласовании государств, участвующих в операции. Это видно на том же примере БиГ. У каждой конфликтующей стороны свое отношение к странам, желающим выделить воинские контингенты. При определении участников МО главным является принцип беспристрастности, то есть их действия не должны быть истолкованы как предпочтения какой-либо стороне конфликта. Иногда это называют принципом равноудаленности. Очень важно также, под чьим командованием находятся все силы и участники, привлекаемые к операции, это касается кроме военных еще и полицейских, и многочисленных гражданских представителей.

Исключительно велика роль специального представителя Генерального секретаря ООН, ибо он наделен чрезвычайными полномочиями по отношению ко всем структурам и от него зависит, как проходит операция в целом. Сошлюсь на пример деятельности бывшего спецпредставителя Генсека ООН в Косове француза Бернара Кушнера. Он вел себя не как представитель Совбеза ООН, а делал так, как считал нужным, с нарушением принятого мандата. По сути он действовал в интересах Косова, чтобы скорее представить ему независимость.

Очень важно соглашение по работе со СМИ, представляющими разные заинтересованные стороны. По опыту БиГ информация должна быть согласованной, объективной и дозированной, так как конфликтующие стороны и общественность внимательно следят за ходом операции и обостренно реагируют на необъективность.

Спонсоры дефицита

В истории развития человечества были весьма длительные войны, вспомним Столетнюю. Война на Украине, думаю, сто лет не протянет, и не потому, что киевская власть этого не хочет, причина другая – страна должна сама себя обеспечивать, а не ездить в лице руководителей по миру и просить на свое содержание, а самое главное – на продолжение войны под любыми предлогами. У Европы и так проблем хватает, годами поддерживать вороватую киевскую власть, завернутую в фантик борьбы с надуманной российской угрозой, не только надоело, но и начинает выглядеть неприличным.

Но Соединенным Штатам война на Украине не в тягость, потому что такая у них идеология. Если в каком-то регионе мира стабильно, благополучно и не нуждаются в США, это вызывает у Вашингтона беспокойство, которое подается в виде угрозы национальной безопасности. Как у Аркадия Райкина в известной юмореске, когда он летит в самолете и рассуждает, что должно всегда чего-то не хватать, должен быть дефицит, так и по американским понятиям, в любом регионе должен быть дефицит мира и спокойствия.

При всех различных взглядах на необходимость и возможность миротворческой операции, сложность ее подготовки и проведения она нужна Украине как государству и ее народу. Киевской власти эта операция не нужна, но ведь и сама киевская власть в нынешнем виде не нужна народу.

Автор: Леонтий Шевцов,

Источник: vpk-news.ru

0

Автор публикации

не в сети 4 месяца

ИА РусРегионИнфо

56
Комментарии: 1Публикации: 50924Регистрация: 28-09-2014

Оставить комментарий