Наши в Европе

На коллоквиуме по теоретической физике в Берлине в 1929 году Пауль Эренфест познакомил недавно приехавшего из Ленинграда юного Льва Ландау с другим гостем из СССР — Юрием Румером.

С новым знакомым, ставшим впоследствии добрым другом, Лев поделился своей печалью: «Подобно тому, как все хорошие девушки уже разобраны и замужем, так и все хорошие задачи уже решены. И вряд ли я найду что-нибудь среди оставшихся». С тезисом о «хороших девушках» можно спорить, а вот в отношении «хороших задач», если под ними понимать проблемы, определяющие революцию в науке, Лев Давидович Ландау был по сути прав: так называемая революция вундеркиндов 1925—1927 годов, в результате которой была создана квантовая механика, совсем недавно прошла без его заметного участия. Хотя одну «хорошую задачу» он всё же успел решить — в 1930 году исследовал «квантование движения электрона в постоянном магнитном поле», и «диамагнетизм Ландау» наряду с «парамагнетизмом Паули» стал классикой нерелятивистской квантовой механики…⠀

По сравнению с недавно вырвавшимся за границу Львом Ландау Юрий Борисович Румер мог считаться старожилом Европы — впервые он попал в Германию в 1926 году. К этому времени он уже окончил Московский университет, получив хорошее математическое образование….⠀

Владимир Александрович Фок рано взялся за квантовую тематику, его первая статья об уравнении Шрёдингера [Fock, 1926] вышла всего через несколько месяцев после первой статьи автора волновой механики. Как известно, Шрёдингер первоначально в ноябре-декабре 1925 года пытался учесть в уравнении релятивистские эффекты, но результаты решения не согласовывались с результатами экспериментов…⠀
Игорь Евгеньевич Тамм, ставший Нобелевским лауреатом в 1958 году, жил и работал в Москве. Первая статья Тамма, посвященная квантовой механике [Tamm, 1926], тоже написана рано — в 1926 году. Но расцвет его научной деятельности приходится на 1930-е годы…⠀

Будущий академик Михаил Александрович Леонтович начинал путь в науку с аспирантуры у Леонида Исааковича Мандельштама, собравшего вокруг себя талантливых молодых физиков А.А. Андронова, А.А. Витта и С.Э. Хайкина… Каждый проложил собственный путь в науке. В Петрограде-Ленинграде после Октябрьской революции действовали две школы физиков-экспериментаторов – Абрама Федоровича Иоффе и Дмитрия Сергеевича Рождественского… Абрам Федорович Иоффе по праву считается «отцом советской физики». Он был первым директором знаменитого Физико-технического института в Петрограде, сейчас этот институт носит его имя. По инициативе Иоффе в крупных промышленных центрах СССР – Харькове, Днепропетровске, Свердловске и Томске — были созданы физико-технические институты. Под руководством А.Ф. Иоффе начинали свою научную деятельность будущие Нобелевские лауреаты П.Л. Капица, Н.Н. Семёнов, Л.Д. Ландау, работали крупнейшие учёные А.П. Александров, А.И. Алиханов, Л.А. Арцимович, М.П. Бронштейн, Я.Г. Дорфман, Я.Б. Зельдович, И.К. Кикоин, Б.П. Константинов, И.В. Курчатов, И.Е. Тамм (также будущий лауреат Нобелевской премии), Я.И. Френкель, Ю.Б. Харитон и многие другие…⠀

Обо всем этом и не только, вы сможете узнать, прочитав статью «Наши в Европе. Советские физики и революция вундеркиндов» в июньском номере журнала «Наука и жизнь». Читальный зал ЦГБ им. Н. Некрасова может сделать ксерокопию необходимой вам статьи. Заявки принимаются по телефону 274-32-31; 259-42-92 или по электронной почте cbsgk.czal@gmail.com

Оцените статью
Добавить комментарий