Как книги могут научить прощать

Мы не можем оградить себя от самых различных эмоций, и иногда сильные переживания носят разрушающий характер для нашего организма. И тут на помощь нам может прийти художественная литература – не только как средство отвлечения от проблем и погружения в мир фантазий, но и как инструмент психолога.

На примере героев художественных произведений мы рассмотрим некоторые разрушающие переживания и найдем способы проживания этих эмоций наиболее экологичным способом.

Начнем с эмоций агрессивного круга. К ним относятся: обида, раздражение, гнев, зависть и т. д.

Давайте рассмотрим чувство обиды: когда оно возникает, по отношении к кому, как с этим чувством справиться, как к этому чувству относится общество.

Федор Михайлович Достоевский писал в «Братьях Карамазовых»: «Ведь обидеться иногда очень приятно, не так ли? И ведь знает человек, что никто не обидел его, а что он сам себе обиду навыдумал и налгал для красы, сам преувеличил, чтобы картину создать, к слову привязался и из горошинки сделал гору, – знает сам это, а все-таки самый первый обижается, обижается до приятности, до ощущения большего удовольствия, а тем самым доходит и до вражды истинной…».

В этой всем знакомой болезненной «приятности» обиды можно найти ответ на вопрос: почему в христианстве непрощенная обида определяется как тяжкий грех? Обида разрушает нас, вредит душевному или телесному здоровью, но при этом обещает некоторое кратковременное удовольствие и потому представляется желанной и приятной. Самоубийственный принцип влечения человека к греховным «радостям» довольно точно выражен в знаменитой Пушкинской строке: «…«Все, все, что гибелью грозит, для сердца смертного таит, неизъяснимы наслажденья…».

Уголек обиды можно тщательно раздувать в своем сердце размышлениями о несправедливости случившегося, бесконечными мысленными диалогами с обидчиком, сознанием собственной правоты и прочими способами, которых у обиженного человека всегда найдется великое множество. А в результате всех этих «духовных упражнений» обида из маленького уголька постепенно превращается в бушующее пламя, которое может полыхать в душе долгие месяцы, а то и годы. И если из-за чужого обидного слова или поступка человек разжег такой пожар в собственной душе, то вполне закономерно будет сказать о нем, что он – обиделся. То есть – обидел себя сам.

Эдуард Асадов:

«Как легко обидеть человека:

Взял и бросил слово, злее перца…

А потом порой не хватит века,

Чтоб вернуть потерянное сердце».

 

На первый взгляд, здесь все правильно и понятно. И обижать человека нельзя ни в коем случае, и за своими словами при общении нужно следить – все так. Но есть в этом коротком стихотворении еще одна очень важная тема, которая идет как бы вторым планом и потому не так заметна. Обиженный герой (оставшийся, что называется, за кадром) оказывается настолько ранимым, что из-за одного злого слова готов навсегда закрыть свое сердце для человека, причем для человека близкого, поскольку потерять можно лишь то, что было твоим. От такой категоричности героя, от этой его нетерпимости к чужим слабостям и недостаткам становится тревожно, прежде всего, за него самого. Ведь с подобной «тонкостью» натуры, в конце концов, можно и вовсе остаться в гордом одиночестве, обидевшись на весь мир. А это состояние куда как страшнее и губительнее, чем самые злые слова и оскорбления. Потому что разбить эту скорлупу можно лишь изнутри, искренне простив своих обидчиков. И пускай они совершенно не нуждаются в нашем прощении. Зато в нем остро нуждаемся мы сами.

Один из лучших рассказов Василия Шукшина (который так и называется – «Обида») начинается с банальной и, увы, обыденной ситуации: человеку нахамили. Он пришел с маленькой дочкой в магазин купить молока, а продавщица по ошибке приняла его за хулигана, который накануне устроил здесь пьяный дебош. И сколько ни оправдывался бедный Сашка Ермолаев, сколько ни объяснял людям вокруг, что он ни в чем не виноват, – все было напрасно. На глазах у дочери его опозорили, обругали последними словами невесть за что. Кончается рассказ страшной картиной: Сашка бежит домой за молотком, чтобы проломить голову одному из своих обидчиков. И лишь счастливая случайность мешает ему совершить убийство.

Как книги могут научить прощать
Василий Шукшин: Обида

Это, конечно, всего лишь художественное произведение. Но в нем Шукшин сумел удивительно точно показать странную особенность человеческой души – остро и очень болезненно реагировать на несправедливые обвинения. В самом деле, ну что за беда, если про тебя говорят гадости, к которым ты не имеешь никакого отношения! Ведь совесть твоя чиста и, казалось бы, тут впору просто рассмеяться и пожалеть людей, которые так глубоко заблуждаются на твой счет.

Но не тут-то было… Стоит кому-либо плохо отозваться о нас – и сразу же в душе поднимается волна неприязни к этому человеку. А уж если обидчик будет упорствовать в своих нелепых обвинениях, эта неприязнь может перерасти в настоящую ненависть, застилающую глаза, отвергающую здравый смысл и требующую лишь одного – отплатить обидчику во что бы то ни стало. В таком состоянии и впрямь недолго схватиться за молоток…

Когда читаешь этот рассказ, то очень жаль героя. Видя, как он шаг за шагом развивает в себе это чувство, хочется закричать герою: прости обидчика, уйди от этой никому не нужной ссоры. Но почему так трудно сделать это в собственной жизни? Трудно простить, трудно не погрузиться в это чувство обиды.

Обращаясь к образцам художественной литературы, мы однозначно начинаем понимать, что надо учиться сдерживать эмоции и прощать обидчиков.

Мы можем заметить, что не прощать можно только близких людей. Посторонних это не касается. Чтобы возникло переживание непрощения, должны быть крепкие эмоциональные связи. Прощение может быть искреннее и неискреннее, неискреннее, формальное прощение – это непрощение.

В любой обиде всегда много чувств, они мешают свободному прощению. Подлинному прощению всегда нужна надличностная сила. Или это Бог, или правосудие.

Память – свойство Я, которое удерживает чувства обиды, боли, все, что связано с травматичной ситуацией, поэтому мы никак не можем простить, даже если кажется, что простили. Мы прокручиваем в своей голове воспоминания связанные с обидой, избегаем людей, которые нас обидели, фантазируем на тему мести, воспитываем в себе жестокость, равнодушие, иные защитные механизмы.

Здесь интересен взгляд на эту проблему психолога Юлии Власовой: каждый из нас ненароком может обидеть близкого человека, и здесь на помощь приходит раскаяние, т. е. признание в своем несовершенстве, недостатках, слабости.

Формула подлинного Раскаяния: Мне жаль, что я такой, и своими особенностями я причинил вред тебе.

Формула подлинного Прощения: я принимаю, что ты такой, и освобождаюсь от мучительных чувств, связанных с твоим поступком.

Формула готовности к Прощению: мне жаль, что я не могу признать твои особенности и спокойно вспоминать твой поступок.

А закончим мы словами Арсения Ждановского: «Добродетель всепрощения еще тем привлекательна, что она тотчас же приносит за себя награду в сердце. На первый взгляд, тебе покажется, что прощение унизит, посрамит тебя и возвысит твоего недруга. Но не так в действительности. Ты не примирился и, по-видимому, высоко поставил себя – а смотри, в сердце свое ты положил гнетущий, тяжелый камень, дал пищу для душевного страдания. И наоборот: ты простил и как бы унизил себя, но зато облегчил свое сердце, внес в него отраду и утешение».

0

Автор публикации

не в сети 11 часов

cbs_nek@mail.kuban.ru

0
Комментарии: 0Публикации: 3102Регистрация: 05-07-2016
Оцените статью
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля