Оффшор по-украински и по-европейски. В чем отличие

Несмотря на большие изменения в международном налоговом законодательстве за прошедшие 15 лет, отношение украинского бизнеса к использованию оффшорных юрисдикций в международном налоговом и корпоративном планировании, к сожалению, до сих пор остается ошибочным. Оно принципиально не соответствует западным реалиям и сформированном на сегодня законодательству.

Для Украины в течение десятилетий использования оффшоров часто означало вывода сомнительного капитала из страны и его укрытия в оффшорных юрисдикциях, подальше от глаз украинской налоговой администрации и власти. Оглядываясь назад и оценивая все то, что происходило, можно сделать вывод, что эти процессы имели по сути экономически криминальный характер. Этот факт подтверждается также тревожным отчетом, обнародованным Европейским Советом в декабре 2017. В отчете отмечается, что Украина до сих пор не может избавиться от своего коррумпированного прошлого, настоящего в этом контексте архитревожным, а надежда на улучшение ситуации в ближайшем будущем — небольшая.

Как это было

Вследствие отсутствия серьезного международного, европейского и национального законодательства, направленного на борьбу с отмыванием капиталов и предотвращение финансирования терроризма, до недавнего времени все участники создания и обслуживания оффшорных схем имели право, как минимум, не ставить неудобных вопросов своим клиентам и, как максимум, способствовать выведению и освоению такого капитала на Западе. Это был гигантский рынок для западных сервис-провайдеров. К ним относились не только банки, но и адвокаты, нотариусы, финансовые и налоговые консультанты, трастовые управляющие конторы, брокеры по недвижимости и многие другие игроки рынка.

Все начало меняться после террористического акта в Нью-Йорке 11.09.2001 г. Материалы следствия показали, что именно непрозрачность финансовых транзакций и использование оффшорных юрисдикций позволили осуществить финансирование подготовки одного из самых кровавых терактов современности.

В последующие после террористического акта годы в Америке, а затем в Европе, были приняты законодательные акты, положившие начало суровому регулированию международных финансовых потоков.

Большая чистка

В этом контексте интересно отметить, что Первая директива Европейского Совета по борьбе с отмыванием денег и финансирования терроризма была принята еще в 1991 Вторая директива была принята через несколько месяцев после теракта в Нью-Йорке — в декабре 2001 Кардинальные изменения, повлекшие перестройку сектора вышеупомянутых сервис-провайдеров, состоялись в 2006 году. с принятием Третьей директивы. Она распространялась уже не только на финансовый сектор, но и на сервис-провайдеров с нефинансового сектора.

Третья директива была внедрена в законодательство европейских стран. Следующий период можно назвать «полным очищением» в различных секторах услуг, подпадающих под действие законодательства: налоговых, юридических, трастовых, бухгалтерских, адвокатских, брокерских, нотариальных и др.

Эта «чистка» продолжается по сей день. Например, в Нидерландах Национальный Банк полномочия следить за выполнением требований закона трастовыми (управляющими) компаниями. Недавно нидерландский суд признал, что Нацбанк вправе наложить штраф в размере 40 тыс. Евро (максимальная сумма штрафа составляет 500 тыс. Евро) за то, что трастовая (управляющая) компания несвоевременно (в течение 14 дней) сообщила соответствующие органы о совершении ее клиентом так называемой «нестандартной транзакции». Сделка заключалась в том, что украинский владелец сертификатов акций компании продал их за 1 евро, тогда как компания имела недвижимость в Украине на сумму около 10 млн евро.

Этот пример показывает, что консультанты в Европе теперь определенной степени ответственны за действия своих клиентов. Если они вовремя не заметят признаков нарушения правил, то «получат по полной программе». При этом клиент может выйти «сухим из воды». Такие обстоятельства заставляют сервис-провайдеров находиться постоянно в состоянии «нервного тонуса», поэтому они сотню раз подумают, нужен ли им этот клиент, или сотрудничество с ним грозит репутационными и финансовыми потерями, а в худшем случае — лишением лицензии с последующим банкротством.

Результат законодательных преобразований

Нужно осознавать, что такое «жесткое» законодательство делает невозможным создание так называемых «схем» в украинском понимании этого слова. Думать можно только о фундаментальном и полностью прозрачное структурирование реального бизнеса, соблюдая сложных законов, постоянно меняются. Даже если речь идет об использовании классических оффшоров, то в этом случае сейчас нельзя не учитывать европейский и аналогичное американское законодательство, обязывающее своих сервис-провайдеров строго соблюдать так называемого «комплаенс» в процессе взаимодействия с компаниями из любых юрисдикций, начиная с момента знакомства с потенциальным клиентом.
Сегодня западные сервис-провайдеры обязаны в своей работе с клиентами постоянно использовать законодательные концепты как идентификация личности бенефициара, происхождения личного и корпоративного капитала бенефициара, нестандартная сделка, полная открытость для власти и информирование властей в случае выявления нестандартной транзакции.

Для украинских деловых кругов такие обстоятельства оказались слишком сложным по требованиям и просто неприемлемым для многих. Вышеупомянутые концепты, которые возникли на фундаменте западной модели делового и личной жизни и законодательства, формировалось столетиями, и которые всегда отличались необычной для восточного европейца существенной «прозрачностью», фактически «врезаются» в реальность украинского бизнеса, который оказался совершенно не готов согласиться на такой мировоззрение. Даже при условии благоприятного политического, экономического, международного и внутреннего климата, потребуются десятилетия, чтобы приблизить Украину к стандартам законодательства, сегодня выкристаллизовываются и укрепляются на Западе в сфере борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма.

Правильный путь существует

В последние годы наблюдались кардинальные изменения в использовании как классических оффшоров, так и традиционных юрисдикций для структурирования украинских активов. Большинство компаний или «безналоговых» структур были ликвидированы. Часто причиной было нежелание украинских бенефициаров становиться «прозрачными» и платить гораздо больше за предоставление услуг сервис-провайдерам усиления контроля за соблюдением правил.

Другая группа бенефициаров решила на свой страх и риск передать свои активы в управление созданным независимым фондам, а в некоторых случаях — даже крупным страховым компаниям в европейских юрисдикциях.

Третьи все-таки решили полностью перейти на прозрачное структурирование активов и овладели классический средство, уже давно существует, для обеспечения безопасности активов в такой юрисдикции как Нидерланды. С помощью использования, например, специализированного Нидерландского фонда STAK (Stichting Administratie Kantoor), бенефициары разделили юридические и экономические составляющие владение своими активами. Это защищает от возможных захватов их компаний и частных активов, но при этом оставляет за ними экономическое владение этими же активами. Те компании, которые выбрали этот путь, заложили фундамент для роста и сохранения своей группы на много лет вперед.

Прозрачность — краеугольный камень европейского бизнеса

Если посмотреть на шаги Евросоюза в этом контексте, то он уже годами стремится создать и внедрить требования к прозрачности с помощью законодательных мер, обмена информацией между странами и возложение обязанности на компании увеличить прозрачность их внутренней налоговой политики. Евросоюз также усиленно работает над гармонизацией налоговых систем в различных странах, чтобы предотвратить использование агрессивной налоговой политики транснациональными компаниями. Наконец, Евросоюз озабочен борьбой с неправомерными методами международного налогового планирования, которые десятилетиями использовались в Европе. Таким образом, со стороны Евросоюза создается законодательная база для возможности правомерного, прозрачного международного налогового структурирования, благодаря которому не будут страдать налоговые интересы Европы.

Для иллюстрации вышеупомянутого следует указать на активные шаги Евросоюза по внесению дополнений к уже имеющейся Четвертой директивы по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма.

Европейская Комиссия предложила правила увеличения прозрачности внутри ЕС путем предоставления открытого доступа к реестрам бенефициаров компаний и трастов, которые активно создаются в членах ЕС, начиная с 2015. В планах ЕС — объединить национальные реестры получателей и создать возможность сотрудничества для стран членов ЕС в области обмена информацией между национальными органами власти.

Как это будет выглядеть

Цель обновленной директивы — предотвратить использование финансовой системы для финансирования преступной деятельности и усилить ее прозрачность для предотвращения сокрытия доходов в крупных размерах. С целью увеличения доступа информации о бенефициарах предполагается осуществить следующие мероприятия:

  • реестры бенефициаров компаний, ведущих деятельность в ЕС, будут находиться в открытом доступе, а национальные реестры будут гораздо лучше связаны друг с другом;
  • реестры бенефициаров трастов и аналогичных юридических образований находиться в открытом доступе только в том случае, если в этом есть юридическая необходимость, так как трасты могут быть использованы также в некоммерческих целях; доступ к информации о бенефициарах трастов предоставляться по письменным запросам в тех случаях, когда траст владеет компанией, созданной за пределами ЕС;
  • информация о банковских счетов и сберегательных ячеек также регистрироваться; информация по владению недвижимостью регистрироваться, но будет доступна только государственной власти;
  • члены ЕС оставляют за собой право предоставить расширенный доступ к информации о бенефициарах в соответствии с их национальным законодательством.

По транзакций с третьими странами, которые были определены Европейской Комиссией как страны с повышенным риском отмывания денег, изменена директива вводит гораздо более жесткие критерии, касающиеся обязанности информировать об обнаружении подозрительных транзакций, а также устанавливает санкции за нарушение этого требования.

Выше я подробно описал политику ЕС за последние 17 лет, которая нацелена на создание внутри ЕС прозрачной и открытой системы для борьбы с коррупцией, отмыванием денег, сокрытием доходов, неправильным использованием оффшоров для налогового планирования и неуплатой налогов.

Необходимо изменение подходов

Сегодня невозможно мыслить категориями анонимности, к которой украинские бенефициары так привыкли за последние десятилетия. С каждым годом международное законодательство, которое требует полной прозрачности бизнеса и его участников, будет только усиливаться. Хотя на сегодня процесс создания и имплементации этих законов в различных юрисдикциях в полном объеме не завершен, через несколько лет он будет доведен до логического конца. Если украинские деловые и профессиональные круги уже сегодня не начнут перестраивать свое видение и подход к структурированию украинских активов, они не смогут рассчитывать ни на что другое, кроме как на закрытую дверь.

В Украине должна появиться соответствующая политическая воля для создания и обеспечения функционирования аналогичного комплекса законов. Без такой внутренней воли политиков нынешняя досадная ситуация в Украине никогда не изменится. Без собственного желания Украины никто на «богатом Западе» не станет помогать в решении важного для нее вопрос, а без этого дальнейшее прогрессивное развитие страны достаточно проблематичным.

0

Автор публикации

не в сети 7 лет

Администратор

0
Комментарии: 1Публикации: 2208Регистрация: 27-12-2015
Оцените статью
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля